Асмик Папян. Нормы Жизни

«Божественно!», «Блистательная Асмик Папян!», «Sencillamente sensacional!», «Просто сенсационно!», «Pure magiс!», «Великолепно!». «The biggest success of the season!», «Сногшибательно!», «The best of all possible Normas!», «Лучшая Норма!», «Aida really celestial!», «Triomphe absolu!», «Magnifique Hasmik Papian!» Так о ней отзываются музыкальные критики мира в таких изданиях как Washington Post, Opera News, Orpheus, Le Figaro. «Такой Мими я ещё не слышал!», – так о ней отозвался знаменитый тенор и дирижёр Пласидо До минго, впервые услышав Асмик Папян в 1996 году в «Богеме». С тех пор он не раз становился её партнёром на сцене. Её неповторимое лирико-драматическое сопрано звучит в нью-йоркском Метрополи тен-Опера и миланской Ла Скале, римской Академии Санта Чечилиа и Венской опере, она выступает в оперных театрах Мюнхена, Гамбурга, Турина, Женевы, Берлина, Ам стердама, Барселоны, Мадрида , Вашингтона и Сан-Франциско, Монреаля и Торонто, многих других мировых сценах. Её творческий график расписан на пять лет вперёд. Увы, не так часто она выступает в России и Армении. Впрочем, ереванцы смогут насладиться её пением уже скоро, 12 февраля 2010 года , когда в Оперном театре состоится премьера «Аиды » при участии известного итальянского оперного постановщика Марио Корради. Асмик с мужем и дочкой живёт в Вене, постоянно путешествует по миру, гастролируя. Но сердце её всё равно в горах, в Армении, даже если многое из того что там в последнее время происходит, её и огорчает. Её муж – немец Конрад Кун, выучил армянский (и блестяще на нём разговаривает) «когда понял, что именно армянский – язык сердца » его жены. Сегодня он переводит Чаренца, чтобы впервые издать его сборник на немецком. А три года назад не без его участия был выпущен диск песен Комитаса в исполнении Асмик Папян. На нём записаны 26 известных песен композитора на армянском языке, а также девять его песен на произведения немецких авторов. Все тексты были также впервые переведены на английский, немецкий и французский языки и опубликованы в сопроводительном буклете. Слово знаменитой певице:

- Главной целью этого проекта было ознакомление вищницей армянского музыкального искусства. Я давно знала , что у Комитаса есть немецкие песни.Сначала мы их искали в архивах Берлина, библиотеках мхитаристов , а потом оказалось , что они в Армении, в музее литературы и искусства имени Чаренца. Немецких песен оказалось девять, что маловато для диска, потому мы добавили остальные. Кстати , в этом же музее хранятся любопытные письма Комитаса к Маргарит Бабаян, которые составляют наиболее ценный раздел эпистолярного наследия композитора. Певица и педагог вела большую концертную деятельность в Европе, основала в Париже вокальную школу, публиковалась во французских СМИ и всячески пропагандировала армянскую музыку. Именно она сохранила и спасла многие рукописи Комитаса, переслав их в Армению, опубликовала некоторые его произведения. Письма Комитаса были изданы ею в Париже в 1935 году.

- Асмик, мы с трудом застали вас в Вене, вы вчера приехали из Нью-Йорка и через день уезжа ете в Дрезден . Это привычный ваш жизненный ритм?

- Да . Я очень зависима от своего творческого календаря. За полгода приезжала домой несколько раз, иногда на пару дней , чтобы поменять чемоданы и поехать дальше. Моя жизнь – это творчество , сцена, и жизнь семейная тоже подстраивается под мой творческий график. После рождения дочки мы шесть лет гастролировали все вместе : я, моя мама, муж и дочка. Но теперь, когда Сирануш пошла в школу, муж фактически пожертвовал своей работой на несколько лет, чтобы оставаться с ней и заботиться. Правда, с этого сезона вновь стал работать, поскольку получил серьёзное предложение, от которого было трудно отказаться. Он вообще с огромным пониманием относится к моей деятельности и всячески помогает мне.

- То есть Сирануш может сказать, что к шести годам она уже побывала во всех мировых оперных театрах. Ду маете, пойдёт по вашим стопам?

- Трудно сказать. Она очень музыкальная. С рождения была в музыке, побывала во всех знаменитых театрах, на репетициях, к шести годам знала наизусть мой репертуар, настойчиво ходила на все мои «Аиды» и досиживала до конца, хотя это длинная опера. Сейчас она играет на пианино, ходит на балет, но мы не давим, не подталкиваем её ни к чему. К тому же сейчас она интересуется рок-музыкой! Всерьёз, конечно, это пока воспринимать нельзя. Она очень умненькая, так что посмотрим, как дальше пойдут дела.

- Как складывается ваш день , когда вы дома, не на гастролях?

- С утра проверяю почту, отвечаю на важные письма. Но большую часть времени, конечно, занимаюсь дочкой. Отвожу её в школу, забираю из школы . Занимаюсь обычными домашними делами, готовлю . Я люблю готовить, хоть и редко получается этим заниматься.

- А у Конрада есть любимые армянские блюда?

- Муж любит все армянские блюда , кроме хаша. Он его так и не понял и не воспринял.

- Каких национальных черт больше в вашей дочке – армянских или немецких?

- Она больше армянка. В ней всё очень армянское. Меня даже несколько беспокоит эта её сердечность, эмоциональность и чувствительность с которыми такая крошка воспринимает мир. Мне бы хотелось это уменьшить в сторону рационализма, иначе ей нелегко придётся здесь. Она любит Армению, хорошо говорит по-армянски и всем рассказывает, что она армянка, говорит, что немецкую половину пока не чувствует.

- А как вы себя чувствуете, живя на Западе? Вам комфортно?

- Многие годы мне казалось , что я в долгосрочной командировке. Всё время гастролируя (два месяца в Париже , два месяца Нью-Йорке, четыре недели в Мадриде и т.д .), у меня не появлялось ощущения постоянного места жительства. Почти восемнадцать лет я себя не ощущала западной жительницей, по возможности часто , как только выдавались несколько свободных дней , уезжала в Армению. Всё время чувствовала себя в командировке, и вот только сейчас, последние 2-3 года у меня это ощущение пропадает. Возможно, потому что ту Армению, которая была у меня и куда я спешила при каждом удобном случае, я не теперь не нахожу, я её потеряла . Больно это говорить, но я ощущаю, что постепенно отдаляюсь, хотя меня многое связывает с ней. Там и два моих брата и другие родственники, знакомые и друзья. Но страны, которую я оставила и жила с тоской и ностальгией по ней, уже нет. Нет той атмосферы, которую нельзя было найти нигде более в мире.

- Говорят, Арама Хачатуряна раздражало, что его ассоциируют преимущественно со «Спартаком». А как вы относитесь к тому, что с тех пор как вы впервые исполнили в 1997 году эту партию, главная ассоциация с вашим именем – Норма из одноимённой оперы Беллини?

- У меня по этому поводу ощущения совсем иные, чем были у Арама Ильича. Скорее наоборот, для меня это удовольствие, огромная честь и гордость. Эта партия – мечта любой певицы (сопрано, меццо сопрано), иметь возможность петь её с начала до конца – большая привилегия. Норму редко кто поёт. До того как я её исполнила в Вене, Норма не ставилась здесь почти двадцать пять лет. Последней Нормой здесь была Рената Скотто . В Турине, в Италии , где я пела, тоже до этого был перерыв в двадцать два года , с тех пор как её исполняла Монсеррат Кабалье. В Монреале то же самое. Так получилось , что в моём исполнении критики и зрители нашли новую Норму. Её петь сложно, но я себя чувствую себя словно благословенной на эту партию . Она трудная ещё и потому, что тебя непременно сравнивают (особенно в первое время), в том числе с великой Каллас – самой знаменитой Нормой ХХ века.

- Асмик, когда вы всерьёз поняли, что вы не просто талантливая певица, но уже имя на мировой оперной сцене?

- За творческую карьеру было много ярких впечатлений. Помню, в 1991 году я пела в Москве впервые в Большом театре в «Травиатте». Я была худой и на мой размер не могли подыскать сценического костюма, и для меня сняли из музея костюмы Галины Вишневской, что меня очень воодушевило . Это были очень красивые костюмы, изготовленные специально для неё в Индии.
Но отвечая на ваш вопрос скажу, что мой Олимп – это, конечно, Метрополитен в 1999 году, когда я пела Аиду, дирижировал Пласидо Доминго и шла прямая трансляция по радио.

- Изменились ли теперь, спустя де сять лет, ваши ощущения на сцене Метрополи тен-опера?

- Думаю, со мной согласятся все исполнители , что выступив однажды в Метрополитене, ты хочешь вернуться туда вновь и вновь. Я в этом году уже шестой раз там пела . Три сезона подряд исполняла партии в «Аиде», «Норме», «Леди Макбет», «Трубадуре». У меня в Нью-Йорке уже своя публика, свои поклонники, я чувствую, как меня любят. Но каждый раз я заново себя отстаиваю. Каждый раз я чувствую особое волнение, стресс, ощущения, несравнимые ни с какими другими. Это такое удовольствие!

- Асмик! Как вы восстанавливаетесь энергетически?

- Для меня жизнь – сцена и дом . У меня нет другой жизни, я не бываю в компаниях, не люблю это, после спектаклей предпочитаю идти домой. Тем более что и муж такой же , домашний. У меня всю энергию отбирает сцена и восстанавливает меня дом , общение с мамой, дочкой, мужем …

- Вам когда -либо приходилось оказываться перед выбором – петь или не петь?

- Я ведь была скрипачкой, закончила ереванскую консерваторию, класс Рубена Ага роняна. Но судьба так сложилась , что я начала петь и с тех пор только пением жи ву. Я знала , что у меня хо роший голос , пела в компаниях с близкими, но при этом ду мала , что буду скрипачкой. Друзья , слушая меня, стали советовать попробовать спеть для более широкой публики. И я обратилась к замечательной вокалистке Татевик Сазанда рян, она была завкафедрой в консерватории. Она и определила мою судьбу. Если бы Татевик Тиграновна тогда высказала сомнения, то второй раз я бы не решилась … Но, послушав всего две -три ноты , она сказала : «Ты должна петь!». Она верила в меня всё время. Я по сей день распеваюсь по её образцу. Она была великой женщиной! Как же не хватает Армении сегодня таких Дам , таких личностей! Для меня она эталон. Она такое же национальное достояние для Ар мении, как Раневская для России или Анджа паридзе для Грузии.

- Сейчас на скрипке играете?

- Нет, сейчас нет, но думаю, когда-нибудь я к этому вернусь. Когда держишь в руке скрипку, потом переключаться на пение трудно. Пока я на сцене, а скрипки в оркестровой яме. Пока так.

- Как повлияло на ваш характер общение с западными людьми? Что-то переняли у них?

- Я переняла такое качество , как стремление учиться у всех и всему. Дисциплина у меня всегда была , иначе я бы не добилась того, что имею. Но у меня стало больше внутренней дисциплины, больше уважения к другим, к чужому времени. Здесь умеют держать слово. У нас, у армян, этого нет, мы думаем, что всё знаем. Ещё нам не помешало бы научиться настоящему патриотизму. Не знаю, либо его не было , либо мы растеряли это качество или променяли его на что-то менее ценное. Люди думают только о себе и самых близких, шире этого, на уровне национального достоинства и гордости мы не мыслим.

- Асмик! А как родители мужа восприняла появление в их немецком семействе армянской невестки?

- Родители Конрада – очень хо рошие, прогрессивные и открытые люди . Они архитекторы. Они приняли меня с открытой ду шой и сердцем . Они интеллигентные люди , у них не принято вмешиваются в дела своих детей . На первый взгляд такие отношения можно принять за холодность, но это не так, это просто уважение к другому. Я в очень хо роших отношениях с ними.

- А как ваша семья, ваши братья отнеслись к тому, что вашим избранником стал немец?

- Они так порадовались , что я наконец-то замуж вышла ! (Смеётся). Я считала , что самое важное в моей жизни – творчество , что, как вы понимаете, не устраивало мою армянскую семью. И Конрад был единственный мужчина, которому удалось-таки меня убедить , что такой женщине как я нельзя оставаться одной.

- И как долго он вас уговаривал?

- Два года …

- А как вы познакомились?

- В Дюссельдорфе. Он был в зале , я на сцене. После спектакля он с другом пришёл за кулисы, потом присылал цветы , открытки. Я не сразу его восприняла , думала , один из поклонников. Затем я получила контракт в Бонне, он работал в полутора часах езды от Бонна, часто приезжал . И вот уже шестнадцать лет как мы женаты . Он большой патриот Армении и армян. Его очень любят в Армении. Он никогда не говорит об армянах в третьем лице, всегда , бурно обсуждая какую-то международную проблему, имеющую к Армении отношение, говорит «нам (армянам) это не выгодно, это не в наших интересах».

- Асмик! Вы счастливая?

- Безусловно. Но для полного счастья, чтобы я могла расслабиться и полноценно наслаждаться жизнью, мне важно, чтобы в Армении люди жили счастливо. Не страдали, не голодали, чтобы зимой у всех была одежда , ботинки. Чтобы эта страна наконец-то состоялась политически. Мне именно этого для полноценного счастья не хватает.

- Что именно вам помогло состояться в профессии?

- Целеустремлённость и работоспособность. Конечно, как и у всех, в моей жизни был и момент удачи . Но и эту удачу надо уметь использовать, когда она приходит. Мне всё это тоже не с неба свалилось. Никто ведь не знает, во сколько дверей я стучалась, прежде чем открылась моя. Свою роль сыграл и случай, как это часто бывает. Например, в 1992 году, когда я впервые выехала в Варшаву (достаточно спонтанно, мне предложили и я за несколько дней собралась и поехала). Почти не ду мая, сказала «да !». А когда заду малась , было уже поздно и я за пять дней выучила партию , которую никогда прежде не исполняла . Это была партия Нормы. Спела и это открыло другие двери. Я не отказывалась , когда мне что-то предлагали , даже понимая, что это где-то в ущерб здоровью, нервам, отдыху. Нужно непрерывно работать , и потом , со временем это вознаграждается, не проходит бесследно. Я радо валась тому, что у меня получалось . Я не сравнивала себя с дру гими, не считала , что мне и то надо , и это, потому что у других это есть. Я считала, что если кто-то сделал больше, то он имеет больше способностей и таланта . И сейчас я слушаю дру гих, хожу на концерты , если что-то нравится, стараюсь достичь этого, учиться. Если не получается, то ду маю, что это моя вина. Никогда не завидую . Чтобы петь, быть певицей, надо быть психически и физически здоровой. Это важно. А в основе психического здоровья – позитивный человеческий настрой.&

Конрад Кун. Истинный патриот Армении

Трудно передать ощущения, когда видишь сидящего перед тобой Конрада Куна – чистокровного голубоглазого немца, начистейшем и красивейшем армянском вдохновенно рассуждающего о произведениях Чаренца, музыке Мансуряна, Северном проспекте, так изуродо вавшем Ереван и, разумеется, своей талантливой жене – Асмик Папян .

- Конрад! Немогу поверить, что вы говорите на армянском как на родном!?

- Сначала я думал учить русский, так как в мире много русскоговорящих людей. Но вскоре понял, что если я хочу по-настоящему узнать и понять свою жену я должен выучить именно армянский так как он – язык ее сердца.
И я открыл для себя богатство армянского языка.

- Иностранцы сетуют, что армянский является одним из самых сложных языков для изучения. Это так?

- Для меня трудно было научиться читать. Нужно было выучить алфавит, он не похож ни на один другой, хотя принадлежит к индоевропейской языковой семье. Нет общих латинских корней, как в итальянском или французском. Но тем и интересен. Например, нет общеупотребительного «автомобиль», а говорят «инкнашарж».

- Конрад ! Как вы жили до встречи с Асмик?

- Я родился в Дюссельдорфе, а с 1994 года живу в Австрии. Я театральный драматург, что правильнее с
немецкого переводится как менеджер, формирующий репертуар театра. Работал пять лет в венском Бургтеатре, а затем в оперных театрах Монако, Мюнхена. После того как у нас родилась дочь, я оставил постоянную работу, но в некоторых проектах участвовал. Сейчас вновь очень занят, так как работаю в оперном театре Цюриха.

- Конрад, вы имели представление об Армении до встречи с Асмик?

Должен признаться, что на тот момент я не много знал об Армении. Лишь то , что это древняя страна, которая была в составе СССР. С его развалом мы узнали о карабахской войне и землетрясении 1988 года. Но ни язык, ни культура мне знакомы не были. Впервые в Армении я побывал в 1994-м. В эти годы там не было света , тепла, но это не помешало мне разглядеть в армянах открытых и доброжелательных людей, которые меня приняли с распростёртыми объятьями. В чём-то эмоционально ар мяне мне итальянцев напоминают. Мне понравилась эта красивая страна со старинными церквями.

- Как ваша семья отреагировала, узнав, что вы женитесь на Асмик?

- В моей семье очень любят Асмик. Поначалу, конечно, они не поняли, кто, откуда? Родители, прямо, скажем, были не самыми большими знатоками оперы (теперь это изменилось), и, узнав, что моя избранница –оперная певица, мама спросила меня: «А она очень толстая?». Я её успокоил, сказав, что она очень стройная и красивая женщина, замечательный и талантливый человек. В чём они убедились, познакомившись с Асмик. В Бонне часто стали ходить на её спектакли и восхищаются ею. Мой брат, физик, который уже четверть века живёт в США, тоже по возможности слушает Асмик, когда она выступает в США. Например, когдав Сан-Франциско шёл «Аршак_Второй», он не преминул посетить этот спектакль. Кстати, мы с родителями ездили в Армению, им очень понравилась и страна, и люди.

- А вы час то бываете в Ереване?

- Конечно. Каждый год мы посещаем Ереван. Каждый раз я посещаю Цицернакаберд, мы живём в Норке, где чище воздух и потрясающий вид на две величавые горы – Масис с одной стороны, Арагац – с другой. Потрясающее зрелище!
Но в последнее время Ереван меня огорчает. Я без слёз не могу проходить по Абовяну. Как можно было так изуродовать этот старинный город. Это же не Дубаи, чтобы нелепыми постройкамии башнями наполнять его!

-Вы настоящий патриот Еревана!

-Но посмотрите сами, как красиво строили этот город. Таманяновская архитектура теряется, исчезает на глазах.

-Конрад! насколько сложным было для вас преодоление каких-то культурных, ментальных различий?

-Это всегда трудно. Но, думаю, для Асмик наверное, было всё сложнее. Она вдали от Родины, пламенным патриотом которой является. Тоскует, конечно, и полюбому поводу старается побывать там.

-Когда родилась ваша дочь, небыло споров, как её назвать? Вы не настаивали на каком-то немецком имени?

-Нет, никаких споров! Были другие варианты, но тоже армянских имён. Имя Сирануш мне нравится. Старинное армянское имя с красивым звучанием и красивым смыслом. Так что я вовсе не был против, наоборот, рад, что наша дочь влилась в ряды настоящих армянок! Нас, немцев, почти восемьдесят миллионов, а армян мало.

-Вы такой патриот Армении, Конрад! Наверное, и в армянской общине Вены состоите?

-Нет, в общине ни я,ни Асмик не состоим.В Вене около 2500 армян проживает. Выведь знаете, что в спюрке всегда есть разные группировки армян.Вена не исключение и поэтому мыстараемся быть в стороне от передряг. Но если мы в этот день в Вене, то 24 апреля всегда в церковь ходим.Асмик с радостью приняла участие в благотворительном концерте, организованном лидером общины Айком Азенбауэром.
Мы в хороших отношениях и с послом Армении.

-Почему вы именно Вену выбрали для жизни?

-Вена – хороший город для спокойной жизни. Здесь тихий, почти провинциальный быт и при этом Вена – культурная столица с насыщенной музыкальной жизнью. Прекрасная природа. Для постоянно гастролирующей Асмик важнои удобное близкое расположение аэропорта. И особенно Вена комфортна для жизни ребёнка. Всё же Париж, Нью-Йорк или Лондон немного другие.

-Вы профессиональный специалист по репертуару. Что из репертуара Асмик Папян вам более всего нравится?

-Трудно сказать. У неё очень широкий репертуар и диапазон: драматическое бельканто. Она блистательная исполнительница. Но Норма мне дороже, поскольку я впервые услышал её голос именно в этой постановке.
-Спасибо за беседу, Конрад! &
Беседовала Лусик Гукасян
Материал из №12, 2009 г.

ЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДАЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДА