Левон Саян. Единственный и неповторимый

Он всегда находился в тени Азнавура. Но без этого человека не было бы великого шансонье именно такого, каким мы его знаем сегодня.
А история успеха Левона Саяна, неразрывно связанная с историей Шарля Азнавура – сама по себе заслуживает внимания.
Левон Саян знает толк в людях и хороших музыке. Левон Саян занимается карьерой Шарля Азнавура, Плачидо Доминго, Лайзы Миелли, оперных певцов – супругов Роберто Аланьи и Анжелы Георгиу. Он с огромной гордостью получил из рук президента Жака Ширака высшую награду своей страны – орден кавалера Почётного Легиона, и с не меньшей гордостью говорит о дружеских отношениях с экс-президентом Тер-петросяном.
С тех пор, как он впервые побывал в Армении сразу после Спитакского землетрясения, он с таким же рвением и ответственностью относится к организации помощи этой стране, как если бы речь шла о его собственной профессии.
Путь его семьи, что родом из Сиваса, как и тысяч других, до боли напоминает жизнь Манукянов из культового фильма Анри Вернея «Майрик».
«Деда и бабушку убили во время резни. Отцу удалось переправить своих сестёр и брата в США, но он едва собрал необходимую для своего отъезда сумму, как в Америке была введена квота на въезд и он не смог присоединиться к своим родным. Таким образом Левон родился во Франции, в Экс-ан-Провансе.
В тот момент, когда президент Жак Ширак вручал мне орден, – говорит Левон Саян, – моей первой мыслью была мысль о родителях. Я представил себе приезд моего отца и матери в Марсель в 1922 году. И вот я, их сын, спустя 70 лет получаю из рук президента Республики самую высокую награду, которая только может быть вручена французу. Я был счастлив и рад этой награде, вручённой мне – армянину второго поколения. Мне кажется, что этот орден предназначен скорее моим родителям, без которых я бы не смог жить в свободной стае, где есть возможность выразить себя в разных областях жизни».
Вот уже много лет Левон Саян – единственный армянин-продюсер международного уровня. Но прежде чем им стать, он многое в жизни перепробовал. Первым делом, как и подобает армянину, выучился ремеслу отца, стал мясником. Но это занятие ему не пилось по душе, поэтому во время войны в Индокитае он записался в колониальную армию, чтобы стать парашютистом. Но на фронт он так и не попал и решил попытать счастья в Америке. Здесь он основательно обосновался с 1956 года. Работал везде понемногу. На радиофабрике за 34 доллара в неделю, в типографии, был и таксистом. Позже, параллельно с работой с 17 до часу ночи на хлебопекарне, ходил на курсы парикмахеров – профессия дамского парикмахера тогда была модной. И прежде чем закончилась карьера Саяна-парикмахера, он был избран и год проработал президентом Ассоциации высокого парикмахерского искусства Нью-Йорка.
Меняя одну за другой профессии, Саян жил в ожидании чего-то значительного. Он не знал, чего именно, но хотел, чтобы это было связано с лирическим искусством – он всегда умел петь.

САЯН И АЗНАВУР
Их первая встреча с Азнавуром произошла именно в Америке в 1963 году, после выступления Шарля, который тогда ещё не был звездой, в нью-йоркском театре «Амбассадор». Они обменялись телефонами и до отъезда Азнавура виделись каждый день. В свой следующий приезд в США Шарль попросил Левона быть его переводчиком. Спустя два года их знакомство перерастает в профессиональное сотрудничество.
«Это было в 1965 году, – вспоминает Левон Саян, – Шарль спросил, не хочу ли я стать его режиссёром-постановщиком. Я ответил, что ничего в этом не смыслю. А он заявляет мне: «Я не спрашиваю, умеешь ли ты, я спрашиваю, хочешь ли. Когда я начинал работать с Эдит Пиаф, я мало что понимал и тем е менее справился». Я уволился из французского ресторана под названием «Всё будет хорошо», где работал барменом, и принял его предложение».
Где-то в середине 70-х годов, когда концертами Азнавура начинает заниматься лондонское агентство, Левон Саян оставляет Шарля, чтобы посвятить себя своей давней страсти – оперному искусству.
Тяга к опере у Левона появилась ещё в детстве. Ему было девять с половиной лет, когда они с сыном булочника-итальянца из их квартала впервые попали в Оперу Экс-ан-Прованса. С тех пор эта музыка заинтриговала его на всю жизнь.

САЯН И ДЕЛЬ МОНАКО
Со своим кумиром – тенором Марио дель Монако Саян встретился в 1971 году. Он убедил его в необходимости после 10-летнего перерыва приехать в Париж. Тенор высоко оценил блестящую организацию и концерта в зале Плейель, и своего пребывания в этом городе и попросил Саяна представлять его интересы. Так он стал менеджером Марио дель Монако прежде, чем стать менеджером Шарля Азнавура.

САЯН И ДОМИНГО
В 1979 году, когда Марио дель Монако покинул сцену, начинается сотрудничество Саяна и Плачидо Доминго. «Я познакомился с ним в 1965 году благодаря своей кузине Лили Шуказян, певице Метрополитен Опера. Впервые я услышал его пение в «Мадам Баттерфляй» в Нью-Йорке. Я выразил ему своё восхищение. Мы понравились друг другу», – рассказывает Левон Саян.
А с армянским тенором Гегамом Григоряном Саян случайно встретился полгода назад в Ницце. В своё время, услышав его записи, Левон попытался связаться с единственным армянским тенором и предложить свои услуги. Но ничего из этого не выло. И вот, спустя несколько лет, с Григоряном заключил контракт директор Оперы Ниццы, сын того самого Марио дель Монако. Несмотря на несостоявшееся сотрудничество с армянским тенором, Саян, по его словам, по-прежнему готов работать с талантами из Армении.
Работая с оперными певцами, Саян продолжает видеться с Азнавуром, который не очень доволен работой лондонского агентства. Старые друзья вновь сходятся, и Левон Саян теперь уже всерьёз и надолго займётся абсолютно всем, что имеет отношение к певческой карьере Шарля Азнавура.

САЯН И МИНЕЛЛИ И СЭММИ-ДЭВИС
Своему знакомству с Лайзой Минелли, Фрэнком Синатрой и Сэмми-Дэвисом-младшим Саян обязан всё тому же Азнавуру, который знает Лайзу с 18-летнего возраста. В своё время ходило много слухов об их романе. Американский менеджер Лайзы, который был и менеджером Синатры и Дэвиса-младшего, попросил Саяна представлять их интересы в Европе. «После соло-турне Лайзы и Синатры, мы провели 18 концертов с тремя этими звёздами, – вспоминает Левон.- Я продолжаю работать с Лайзой, и в этом году она вновь приедет в Париж».

САЯН И АРМЕНИЯ
«7 декабря 1988 года, по возвращении в Нью-Йорк, я узнал о землетрясении. Я тотчас связался с Шарлем и мы решили, что надо что-то делать. Я предложил создать ассоциацию помощи Армении. Он согласился и мы подключили нескольких друзей. Мой кабинет, куда я ещё не успел переехать, превратился в настоящий склад. Тогда же была записана песня «Pour toi Arme’nie». Я связался с известными артистами и все ответили согласием. Мой друг Анри Верней снял клип. Диск был продан тиражом в 2 млн.экземпляров».
Саяну кажется, что диаспора сегодня недостаточно помогает Армении. «Это, – считает он, – мой долг, помогать тем, кто остался там и у кого нет возможности жить в более развитых странах. К тому же, если бы они уехали, не остались там, возможно, не было бы самой Армении. Мы должны быть с ними. Я чувствую свою принадлежность к этому народу. Если бы мои родители были живы, они бы хотели, чтобы я именно так поступал. Я знаю, в чём обвиняют нынешнее правительство, но нельзя ожидать чудес от молодой , всего шестилетней республики. Надо дать Армении шанс, чтобы она поднялась, не поломав крылья. Диаспора, конечно, может внести свой вклад в возрождение Армении, но и Армения не должна рассчитывать исключительно на диаспору».
Но вернёмся в начало 1989 года, когда Азнавур и Саян впервые посетили Армению.
«Мы с Шарлем должны были встретиться в Кремле с Горбачёвым. Это было в 1989 году. С нами связалась жена одного из членов комитета «Карабах» – Левона Тер-Петросяна и попросила Шарля добиваться освобождения своего мужа и его единомышленников. В Москве, в конце концов, нас принял премьер-министр Рыжков. Шарль затронул вопрос об арестованных. Нам ответили, что речь идёт о возмутителях спокойствия, подстрекателях, смутьянах, которых нельзя освобождать. Шарль продолжал настаивать, но беседа перешла в другое русло. Под конец встречи Шарль вновь вернулся к этой теме. Потом нам объяснили, что это было грубейшим нарушением дипломатических норм: по протоколу нельзя два раза затрагивать одну и ту же тему. Впрочем, Рыжков сам немного разнервничался, потерял контроль. Позже, когда члены «Карабаха» были на свободе, мы вместе с Тер-Петросяном и другими членами Комитета отпраздновали армянское Рождество дома у Бабкена Араркцяна. Кто бы мог тогда подумать, что СССР вскоре развалится, а Левон Тер-Петросян станет президентом Армении!»&
Материал из №1 (4), 1998 г.

ЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДАЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДА