Эдуард и Стелла Маркаровы. Счастливы Вместе

«Сегодня или никогда!» сказал тогда тренер Никита Симонян, и они сделали это! Завоевали победу, вкус которой мы помним до сих пор, вспоминая и восхваляя легендарных игроков «Арарата-73», стараемся найти всё новые и новые подробности их жизни.
Ценность «Арарата-73» – обладателя Кубка и Золота первенства СССР, ещё и в том, что это была не просто профессиональная команда, это была одна семья.
«Мы играли по принципу: Один за всех, все – за одного!», – подчёркивает её капитан Ованес Заназанян. Он надеется, что его внук, которому пока 4 года, продолжит его дело.
На футбольное будущее своего внука надеются и легендарный нападающий «Арарата» и сборной СССР Эдуард Маркаров и его жена – Стелла Викторовна. Супруги Маркаровы и сегодня, как в молодости, неразлучная пара.

– Эдуард Артемович, как чувствуете себя после семидесяти?

– Спасибо, не жалуюсь (улыбается). Жизнь сама по себе прекрасна, но её нужно прожить так, чтобы оставить о себе хорошую память. Я счастлив своими прожитыми годами. Ни секунды не жалею, что посвятил себя футболу. Он дал мне в жизни все.

– Какой самый яркий момент в вашей карьере?

– Чтото конкретное выделять не стану. Скажу, что всем сердцем любил футбол. Конечно, деньги имели не последнее значение, но на первом месте был футбол.
Выходил на поле с одной целью – выложиться до конца, если понадобится – умереть на поле. Когда стадион ревет, иначе просто невозможно. Халтуру на поле наш зритель не прощал.

– Кого вы считаете лучшим футболистом мира всех времен?

– Пеле. История футбола подарила нам немало великих мастеров. Сегодня блистают Месси и Роналду. Но королём футбола остается Пеле – он непревзойденный мастер.

– Эдуард Артемович, поговорим немного о современном футболе. О прогрессе нашей национальной сборной сказано и написано немало. Как вы её оцениваете?

– В нашей отборочной группе подобралась очень серьезная компания, но и мы стали серьезным соперником для каждого. Могу сказать, что класс нашей сборной растёт, увеличивается опыт. В любом случае в Европе с нами стали серьезно считаться.

– Вы попрежнему связаны с футболом?

– Я работаю директором детскоюношеской спортивной школы ФК «Мика». У нас есть очень хорошие ребятишки, в которых уже сегодня можно разглядеть потенциальных игроков сборной. Хорошие дети есть также в футбольных школах «Пюника» и «Бананца». Главное, чтобы у игрока была голова на плечах, а все остальное приложится. В футбол играют прежде всего головой.

Стелла МАРКАРОВА:
Я заранее знала, что он станет тренером, хотя догадывалась, сколько склок, дрязг и нервотрёпки таит эта работа. За эти два десятка лет он с лихвой познал горечь тренерской доли, и я вместе с ним. Например, сердцем чувствовала, что не стоит ему соглашаться на тренерскую работу в «Арарате» в 76-м году. Правда, муж считает, что дебют у него был более чем удачным. Что толку – пришлось скоро уйти. Нервных клеток тренер теряет больше, чем тот, кто выходит на поле. Уже работая наставником, муж заработал язву, дважды был на операционном столе, дважды находился на грани жизни и смерти… Я не хожу на футбол, не знаю, как Эдик ведёт себя во время игры на тренерской скамейке. Но за рубежом я иногда посещала стадион и видела, что он очень редко встаёт с места, даже когда команда играет плохо. Он умеет держать себя в руках в самых экстремальных ситуациях.

– Часто говорят, что успешная карьера футболиста во многом зависит от его тыла, то есть семьи. Вы согласны с этим?

– Скажу, что мой тыл всегда был воплощением надежности. С супругой, Стеллой Викторовной, мы вместе уже более 45 лет. Быть женой футболиста очень и очень тяжело. Это – настоящая профессия, которой не каждая женщина может овладеть. Представьте, приходишь со стадиона выжатый как лимон, а в квартире плачет ребенок. Какой уж тут отдых! Однако на протяжении всей футбольной карьеры супруга бережно оберегала меня, создавая уютный очаг, где я всегда мог восстановить силы и отдохнуть. Именно благодаря Стелле Викторовне я смог доиграть до 34 лет.

– Чем занимаются Ваши дети?

– Наша дочь Эрика живет в Испании, работает в сфере туризма, играет в футбол за команду любителей. Если бы в Армении нормально развивался женский футбол, Эрика могла быть одним из ведущих игроков сборной. У нее подрастает сын Грант – ему 3,5 года. Несмотря на юный возраст, внук уже уверенно бьет по мячу. Когда отмечалось 85летие Никиты Павловича Симоняна, Грантик вместе с юбиляром ударом по мячу открыл матч ветеранов. А вот отец его сегодня глубоко вникает в историю футбола. Занят изданием книг серии «Кумиры отечественного футбола». Наш сын Эрик проживает в Москве, занимается бизнесом. Активно выступает за футбольную команду ветеранов России. У него две дочки – Алена и Элла, студентки.

– Не жалеете, что ваш сын не продолжил футбольную династию?

– У Эрика были все задатки вырасти в высококлассного футболиста, даже превзойти в профессиональном плане меня. Занимался он футболом целеустремлённо, мечтал о большой футбольной карьере. Даже сейчас, когда ему за 30, он продолжает играть за ветеранов России и, говорят, неплохо.
В советское время футболисты и тренеры получали маленькую зарплату, на которую трудно было содержать семью. И потому мы решили, что Эрик должен посвятить себя такой профессии, которая прокормила бы его, жену и детей. Он в Москве закончил Академию Скрябина (стал специалистом по пушнине) и институт американосоветских экономических отношений. Правда, Эрик нас за это ругает и говорит, что мы виноваты, что он не стал футболистом и не продолжил династию. Да и я сегодня об этом сожалею. Одна надежда теперь на внука. Всётаки гены должны взять своё.

– Сегодня нельзя не заметить успехи армянских футболистов. И тем не менее, до уровня 70х ещё далеко. Что, на Ваш взгляд, мешает армянскому футболу повторить успех вашей команды?

– И тогда, и сегодня республика и диаспора работали на одну команду, тогда на «Арарат», сегодня на национальную сборную. Но тогда было намного больше футбольных команд, которые поставляли резервы для «Арарата».
Несколько армянских команд играло в чемпионатах Союза в первой и второй лигах. На просмотр в дубль «Арарата» ежедневно выстраивались в очередь. Десятки талантливых ребят приезжали из Баку, Тбилиси и других городов Союза. Мы все прошли через дворовый футбол, который сегодня почти отсутствует. Существовал всесоюзный турнир «Кожаный мяч», и «Арарат» 80х годов сплошь состоял из его участников.
Мы многое потеряли в годы лихолетья, когда были фактически разрушены наши футбольные школы, исчезли многие футбольные поля в Ереване и районах республики. В те годы мы значительно отстали от общего мирового развития футбола. Теперь это все постепенно наверстывается. Успешно действуют футбольные школы «Пюника», «Бананца», «Мики». В Ереване появилась Академия футбола, похожая футбольная кузница создается в Гюмри.
Чемпионат страны стал более непредсказуемым, команды сравнялись в классе. Правда, отчасти от того, что ведущие игроки «Пюника» перешли в зарубежные клубы. Большинство наших команд ставку теперь делают не на легионеров, а на местные кадры, молодых игроков своих вторых команд.
Так поступили и у нас в клубе. По цепочке произошли переходы. Выпускники нашей школы стали играть в первой лиге в команде «Мика2», а оттуда молодежь перешла в основной ее состав. Молодежь прибавляет с каждой игрой, ей явно не хватает опыта, но есть задор и желание доказать, проявить себя. Надо чаще играть с зарубежными командами, а для этого нужны деньги, без которых нам не поднять отечественный футбол. Нужны большие вложения в футбольную инфраструктуру, желающих на которые у нас не так уж и много.

– Расскажите, как вы познакомились?

Рассказывает Стелла Маркарова:
Познакомились мы на традиционном вечере открытых дверей в нашей школе. Тогда за Эдиком много девчат бегало, а он, помоему к этому не очень серьёзно относился. Эдик увидел меня и – всё. Стал приглашать в элитарный кинотеатр «Художественный», куда билеты доставались по блату. Любили мы посещать и Русский драматический театр. Как у всех, были споры (я без споров жить не могу). У нас всё решается в спорах. Я редко соглашаюсь, но если соглашусь, то надол го. В этом отношении Маркарову со мной очень тяжело.
Свадьбу мы сыграли в конце 1967 года. На ней веселились наши друзья и родственники, а на следующий день зашёл поздравить тогдашний первый секретарь ЦК Компартии республики Вели Ахундов. Он был в дружеских отношениях с семьёй Маркаровых, хорошо знал отец Эдика, уважал мою свекровь.
Я преклоняюсь перед памятью Берты Григорьевны. Она была уди вительно чутким и душевным человеком. Меня восхищало, как мать и сын относились друг к другу. Эдик боготворил мать. Она была наставником номер один для него и Иры. Когда мы ещё встречались, я стала невольным свидетелем, как Берта Григорьевна отчитывала своего знаменитого сына за невыразительную игру в выигранном (!) матче, в котором он забил гол.

Каково было 25-летней футбольной звезде стоять с опущенной головой и слушать мать: «Уходи из футбола, не позорь имя папы». А в ответ ни звука. Вот так у них дома было поставлено. Она была без гранично доброй, но в то же время очень требовательной женщиной. Она считала, что если ты посвятил одному делу всю свою жизнь, то должен быть на высоте.
Семья Маркаровых была спаянная. Они друг без друга не могли прожить и секунды. И вот я как невестка вхожу в их семью. И, конеч но, всем казалось, что я разрушитель, сейчас отниму Эдика, и он уже не будет рядом с ними. Я чувствовала эту ревность, даже не рев ность, а страх потерять брата и сына. Но я чувствовала, что, узнав меня поближе, они поймут, что бояться нечего. Так и произошло. Поговорка «золовушка – змеиная головушка» к Ирине не относит ся, она нормальный человек, то золовка это поймёт. Мне кажется, у нас так и произошло.
С Ирой мы большие друзья. Очень скучаем друг без друга, когда долго не видимся. Помогаем друг другу в трудные минуты. Она живёт сейчас за границей, и когда мы с ней говорим по телефону, без слёз не обходится. Ирина и сейчас безумно любит брата».

Рассказ жены продолжает Эдуард Маркаров:
«В 60х годах волейбольная команда «Нефтяник» была одной из лучших в стране. В команде выступали олимпийские чемпионки Рыскаль и Лантратова. Все девочки играли просто превосходно. Когда удавалось, мы всей командой шли на матчи волейболисток. Кроме моей сестры там играли и жёны Трофимова, Семина… Моя мама также была спортсменкой. Она подавала надежды в плавании, но, выйдя замуж, оставила спорт и посвятила себя семье. Вот я и решил поменять семейную традицию и доказать, что люди, не связанные со спортом, сумеют выжить в спортивной семье. Думаю, мне это удалось. Главное, что Стелла и наша семья нашли общий язык, и она стала равноправным членом семьи. И не только Стелла, но и её сестра Нателла, их мама и бабушка. То есть из двух семей образовалась одна большая и хорошая.

Слово вновь берёт Стелла Викторовна:
У меня такое впечатление, что Эдик познакомился со мной только вчера. Я не чувствую груза 34летней совместной жизни, когда уже муж с женой становятся родственниками. Эдик создаёт атмосферу тех дней, когда мы только познакомились. И даже если дети и внуки вокруг нас, мы можем с ним встать и выехать на природу или на дачу и внуки вокруг нас, мы можем с ним встать и выехать на природу или на дачу, или вдвоём пойти в ресторан. Любим посещать оперный театр и театр музыкальной комедии им.Пароняна, но, в основном, театр им.Станиславского.
Эдик очень трогательный дед, такой настоящий дед: проводит бес сонные ночи, когда у детей зубки пробиваются, когда болеют или про сто не хотят спать. Он дед, когда надо отвести в садик, поиграть во дворе, почитать сказку. Он дед, когда надо пожурить или поцеловать. Мы попрежнему всей семьёй болеем за каждую игру Эдика. Ещё когда жива была моя мама, не говоря уже о его, когда ещё дети были совсем маленькими, этот день был для нас страшным днём волнений и переживаний. В день игры по уже установившейся традиции у нас обязатель6но накрыт стол. К нам приходят, как говорится, люди с «лёгкой ногой», проверенные, те, которые от души. От всего сердца болеют за нас. Они знают, что у меня уже накрыт стол и мы должны выпить и закусить, тем самым как бы духовно, морально на расстоя нии поддержать команду. Хочу сказать, что никогда не видела, как играли муж и команда, которую он тренирует. Я не смотрю футбол, так как очень нервничаю и не в состоянии выдержать эти два часа. Когда Эдик уходит из дома, вслед ему мы выливаем воду. Это обяза тельно. Это уже и моя невестка знает. Дочка, если в Ереване, обяза тельно ходит на стадион. А вот Эрик в Москве в этот день тоже при нимает гостей.
И ещё у нас есть свой девиз: проигрыш – это ЧП, а выигрыш – норма. Другого мы не представляем в своей семье.

 


20 июля 2013 года великому футболисту исполнился семьдесят один год. Шестьдесят шесть из них он посвя тил футболу.
Его считают везунчиком, баловнем судьбы. Ему благо волила фортуна, хотя сам он считает, что не всегда. Его именем клялись в верности и дружбе, называли новорождённых. С ним связаны лучшие страницы не только, но и бакинского футбола. «Нефтяник» при Маркарове «взлетел», стал бронзовым призёром и сгинул в небытие, когда тот покинул команду.
«Арарат» до него не поднимался в чемпионате страны выше восьмого места, а тут сразу второе место, затем первое, две победы в Кубке СССР. Повесил он буквы на гвоздь, и «Арарат» вновь стал средненькой командой, не хватавшей уже более звёзд с небес.
О способностях Маркарова мгновенно находить общий язык с новыми партнёрами и сразу же создавать бомбар дирские тандемы ходят легенды. Так было в «Нефтянике» с Юрием Кузнецовым и Анатолием Банишевским, в сборных Союза с Валерием Рейнгольдом и Владимиром Федотовым, с Аркадием Андриясяном в «Арарате».
Хотя в первой сборной СССР Маркаров сыграл не так много матчей, но добился в ней наивысшего успеха среди армянских футболистов – команда заняла четвёртое место на чемпионате мира 1966 года.

И как тренер он у нас из лучших. Вот некоторые из достижений Эдуарда Маркарова:
– серебряные медали «Арарата» в чемпионате СССР–1976:
– «Арарат» – финалист Кубка СССР 1976 года;
– юношеская сборная СССР – чемпион Европы 1990 года;
– юношеская сборная СССР – бронзовый призер чем пионата мира 1991 года;
– «Мика» – двухкратный обладатель Кубка «Независимости» Армении (2000 2001 гг.).
Эдуарду Артемовичу Маркарову – 71. Двадцать шесть из них он прожил в Баку и сорок пять в Ереване. В «городе ветров» у него родился сын – Эрнест , а в армян ской столице – красавицадочка – Эрика. &

Александр ГРИГОРЯН
Вадим МКРТЧЯН

ЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДАЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДА