Франция на защите памяти жертв геноцида

Политический класс Франции разделился во мнениях по поводу принятия закона об уголовном наказании за отрицание геноцида армян в османской Турции.

С одной стороны, Франция ещё раз продемонстрировала миру свою приверженность ценностям свободы, равенства и братства, защищая память предков своих граждан-армян, которые, спасаясь от резни, нашли в этой стране убежище, став её законопослушными гражданами. С другой, по утверждению противников этого закона, в демократической Франции подвергаются сомнению такие понятия, как свобода мысли и высказываний.

С одной стороны, радость армян по всему миру, благодарственные письма от высших должностных лиц Армении и рядовых граждан со всего мира, новорождённый в городе Гюмри, получивший имя Саркози. «Принятием законопроекта Франция подтвердила своё высокое звание колыбели прав человека и в очередной раз доказала свою приверженность общечеловеческим ценностям», заявил глава мид РА Эдвард Налбандян.

С другой – отзыв турецкого посла и возмущение руководства Турции и примазавшегося Азербайджана.

Ахмедоглу расценил решение Национального Собрания Франции как «нападение на турецкую историю», а со стороны турок на инициатора закона – депутата от президентской партии Валери Буайе обрушился поток грязных угроз и оскорблений, в том числе и через социальные сети. Впрочем, такая откровенно наглая турецкая реакция (как говорили наши деды, «турок остаётся турком» лишь укрепила позиции сторонников закона, вызвав возмущённые комментарии и со стороны правых, и со стороны левых, в том числе и тех, кто был против принятия закона.

«То, что я переживаю в эти последние дни, граждане Франции армянского происхождения переживают многие годы»,– сказала Буайе в полиции.

Генеральный секретарь Союза за народное движение Жан-Франсуа Копе отметил в своём заявлении, что «свобода мнения находится в самом сердце французской демократии. «Особенно неприемлемо, чтобы избранница народа получала такие угрозы только потому, что имела смелость отстаивать свои убеждения»,– заявил он.

Не отстали и левые, например председатель Радикальной левой партии Жан-Мишель Беле. «Я вовсе не разделяю политические убеждения г-жи Буайе, но я жёстко осуждаю угрозы и запугивания»,– сказал он.

Бруно Ле Ру, один из представителей соперника Саркози на предстоящих президентских выборах Франсуа Олланда, отметил, что Валери Буайе должна получить «поддержку и защиту» и что «виновные в совершении таких актов и угроз должны быть привлечены к ответственности».

Нижняя и верхняя палаты парламента Франции после многочасовых дебатов одобрили законопроект об уголовном наказании за отрицание геноцида армян 22 декабря и 23 января соответственно. Документ предполагает до одного года тюремного заключения и 45 тысяч евро штрафа за отрицание этого факта. Однако президент Франции так и не подписал его, так как группа парламентариев
(часть которых не так давно гостила в Азербайджане) направила запрос в Конституционный совет Франции на предмет его соответствия основному законы страны. В совете немало противников такого закона, в их числе и его председатель.

Николя Саркози выразил своё недовольство по поводу решения французских сенаторов обратиться в
Конституционный совет и предупредил, что, если законопроект будет отменён, то будет подано обращение и против криминализации отрицания Холокоста.

О необходимости признания Турцией факта геноцида Николя Саркози заявлял во время своего визита в Армению в октябре 2010 года. «Если бы Турция признала черные страницы своей истории, то Франция и Армения сочли бы это жестом мира. Если Турция не найдет в себе сил пойти на этот шаг, то Франция может принять законодательные меры по криминализации отрицания геноцида», — отметил он тогда. В 2001 году Франция официально признала геноцид армянского народа в Османской империи в 1915-1917 годах.

Факт геноцида армян признан многими государствами. Первым это в 1965 году сделал Уругвай. Его примеру последовали Россия, Франция, Италия, Германия, Голландия, Бельгия, Польша, Литва, Словакия, Швеция, Швейцария, Греция, Кипр, Ливан, Канада, Венесуэла, Аргентина, Бразилия, Чили, Ватикан. Геноцид армян признали также Европейский парламент и Всемирный совет церквей. Официально признали и осудили геноцид армян, а также объявили 24 апреля Днём памяти жертв геноцида армянского народа 42 из 50 штатов США.

Следует отметить, что в Швейцарии и Словакии законом предусмотрено уголовное наказание за отрицание геноцида.

 

Валери БУАЙЕ:

Я требую от республики
защитить армян франции от
моральной агрессии!

Депутат Национального собрания Франции Валери Буайе, автор законопроекта о криминализации отрицания геноцида армян, в одночасье стала национальной героиней для армян всего мира. Её пламенная речь перед депутатами французского парламента и аргументированные разъяснения, данные прессе по этому поводу, многих заставили вспомнить о сотнях тысяч невинных жертв, чьи потомки сегодня являются полноправными гражданами Французской Республики.

Национальное собрание Франции 22 декабря приняло мой законопроект о криминализации отрицания геноцидов, признанных законом, в том числе геноцида армян 1915 г. Этот вдохновленный европейским правом законопроект является первым шагом к транспозиции европейского решения, которое требует, в частности, криминализации отрицания преступлений геноцида. В 2013 г. невыполнение транспозиции приведет к финансовым санкциям. Настало время для Франции привести своё законодательство в соответствие с этим решением.

Это не мемориальный закон. Вопреки тому, во что корпоратистское лобби хочет заставить нас поверить, мой законопроект ни в коей мере не является мемориальным законом, который может помешать работе историков. Это просто закон, предусматривающий наказание для тех, кто ставит под сомнение на нашей территории существование геноцидов, которые мы признали законом, как это уже делается в отношении Холокоста. Он относится исключительно к уголовному пространству. Нет и речи о том, чтобы интерпретировать факты или принимать законы
о прошлом.

Речь идёт о криминализации универсального преступления, что весьма актуально. Если историки выступают в качестве исследователей в области «исторической науки», они должны уважать научные процедуры, в том числе в публикациях. Однако они упускают из виду, что в наукеотличают факты от интерпретаций. Факт существует либо нет, независимо от закона. Его существование подтверждается, когда факт установлен, мы не ставим его под сомнение. И во Франции это относится к геноциду армян! Как в одной из своих статей отмечал Бернар-Анри Леви, не будем заблуждаться – «это отрицатели препятствуют, если ничего не изменится, работе историков. Это… их головокружительная и страшная ложь колеблет твёрдую почву, на которой, в принципе, должна утверждаться наука».

Реакция, котораяпоследовали за голосованием в Национальном Собрании, прекрасно иллюстрирует, насколько широко отрицание распространено сегодня во Франции. По этой причине 500 тыс. французов армянского происхождения, проживающих во Франции, имеют право, как и евреи в связи с Холокостом, быть защищены на своей территории от ужасной пропаганды, которая чернит память их родителей, убитых или депортированных в 1915г. Эти действия высмеивают память жертв геноцида армян и усиливают боль французов армянского происхождения. Для них я требую со стороны республики защиты против этой невыносимой моральной агрессии.

Ибо в этом деле турецкие власти не уважают ничего, даже суверенитет Франции. Речь идёт об очень серьезном вмешательстве во внутренние дела нашей республики – о размахивании разрывом дипломатических отношений или, ещё хуже, ответными экономическими мерами против наших предприятий!

Демократически избранное французское национальное представительство не принимает законы под угрозой какого-либо государства. Эти архаичные методы, аналогичные «дипломатии угрозы», не делают чести той великой стране, какой должна была быть Турция, и укрепляют меня в моей решимости голосовать за этот текст, чтобы защитить наших граждан. Геноцид армян признан в России, Канаде, Аргентине, Италии, Швеции и даже в Германии! Его отрицание наказывается в
Швейцарии и Словакии и в скором времени будет наказываться и во многих других государствах.

А потому, когда некоторые беспокоятся о «вечных коммерческих интересах… которые заставляют нас положить наш флаг и флаг прав человека в карман», как говорит Жиль Эрцог, я хочу их успокоить, напомнив, что даже при сильном росте Турция является членом ВТО и связана с ЕС соглашением о таможенном союзе. Эти два юридических обязательства включают недискриминационное отношение к компаниям ЕС под угрозой санкций.

Это не губительный для свободы закон… Во всех демократических странах свобода выражения мнений имеет свои пределы. Эти ограничения, как правило, используются для обеспечения гражданского мира, общественного порядка и общественной безопасности. Именно поэтому наказываются такие преступления, как клевета и оскорбление или призывы к убийству. А
отрицание в частности – идеология, основной целью которой является оправдание преступлений и
реабилитация политиков, которые привели к ним. В случае с геноцидом армян, как и с Холокостом, ревизия или изучение хорошо известных и квалифицированных преступных деяний является только поводом для разжигания расовой ненависти. По словам Эли Визеля, «терпеть отрицание – значит убить жертвы во второй раз». Отрицать доказанные геноциды – значит продлить геноцидальный замысел до последующих поколений выживших и покушаться на их человеческое достоинство, фундаментальную ценность, защищаемую конституциями европейских государств, особенно во Франции. В связи с этим необходимо запретить законом отрицание,
являющееся синтезом таких преступлений, как оскорбление, клевета и подстрекательство к ненависти, а это требует голосования в парламенте. Вспомним изречение отца Анри Лакордера: «Между сильным и слабым… свобода угнетает, закон освобождает».

Это также не неконституционный закон! Парламент является единственным обладателем национального суверенитета на территории республики и имеет таким образом общую власть принятия решений, которая разрешает ему браться за любой вопрос, который он считает заслуживающим интереса, и возводить его в ранг национальной нормы. Вопреки тому, что утверждают некоторые, сфера закона не ограничивается статьей 34 Конституции, но распространяется на все ситуации, связанные с конституционной свободой, как, например, свобода выражения мнений – относительная и абсолютная, – когда есть необходимость устанавливать рамки. Только законодатель получил конституционную власть ограничивать свободу выражения мнений в случае злоупотреблений. Это предусмотрено в статье 11 Декларации прав человека и гражданина, которая имеет полное конституционное значение. Поэтому парламентарии
не должны, принимая мой законопроект, бояться призрака Конституционного совета. Что касается историков, их свободе выражения мнений и исследований не угрожает эта уголовная мера, поскольку она нацелена только на оспаривание или доведенное до крайностей преуменьшение геноцида.

Это предвыборный закон? А какой закон не преследует избирательные цели? Нельзя отрицать, что этот законопроект появился в некотором предвыборном контексте. При этом мы должны спросить себя, что сегодня не связано с выборами? Не запрещено достойно представлять тех, кто вас избрал, в том числе и французов армянского происхождения. Это роль депутата – представлять тех, кто дал ему мандат на то, чтобы голосовать и изменять законы. Если приближение выборов во Франции позволяет достичь республиканского консенсуса по этому вопросу, почему бы не воспользоваться этим? Не является ли Франция страной прав человека? Это было обещание кандидата Саркози и обязательство, которое президент республики взял на себя
в ходе своей последней поездки в Армению, и я ещё раз подтверждаю, что обещание было выполнено, несмотря на давление и неприемлемые угрозы со стороны Турции. Ради памяти 1,5 млн армян, убитых или депортированных в 1915г., а также ради их семей, я надеюсь, мы пойдём до конца и покажем, что Франция остается навсегда страной прав человека.

 

Валери Буайе. Настоящая.
Без фотошопа

Валери – депутат, живущая обычной жизнью. Она в разводе, мать троих
детей, обожает общаться по смс, смотрит сериал «Отчаянные домохозяйки», путешествует «по обмену», меняясь домами. (Так она ездила в Канаду, Италию, Амстердам.) Слушает музыку в стиле барокко, но не забывает Доорз и Битлз, боготворит Вуди Аллена.

Она не поменяла жильё или машину после того, когда в 2007 году была избрана депутатом, ходит за покупками в супермаркет, как самая обычная женщина. Что редкость в политике. Она из тех женщин, сексуальных и одновременно серьёзных, которых правая партия Николя Саркози любит выводить на первый план, чтобы на их фоне левая партия казалась устаревшей и отставшей от жизни. В Марселе и в Национальной ассамблее Валери вызывает большую симпатию у всех.

Она родилась в 1962 году в Бурже. «Там, где приземлился самолет», – говорит Буайе. Она дочь французов алжирского происхождения, уехавших сразу после объявления о независимости
Алжира. Семья, лишённая корней, но любящая и сплоченная, где любили поговорить о политике с друзьями, которых принимали отовсюду. Её отец занимался международной торговлей, в том числе и в странах, находящихся по другую сторону «железного занавеса», откуда привозил достаточно историй, которые подпитывали антикоммунистические взгляды дочери.

Валери увлекалась рисованием и шитьём, но одновременно очень серьёзно относилась к учёбе. Работать начала в службе социального обеспечения, сделав неплохую карьеру.

Усердная католичка с маленьким золотым крестиком на шее, она, тем не менее, не осуждает суррогатное материнство или искусственное оплодотворение для незамужних женщин.

В 24 года она выходит замуж. Со своим мужем она была знакома ещё с
лицея. Свадьба у них была в церкви. Она и не думала о политике. «Она больше
видела себя матерью, женой, хранительницей очага, вела традиционную жизнь, была очень ориентирована на семейные ценности, – вспоминает Элизабет, подруга левых взглядов. – Она была такой обывательницей 80-х годов, в платке, с обручем на голове, с колье на шее. Понемногу она стала становиться более независимой, сменила стиль и нашла свое предназначение.

Тогда как многие другие женщины – политики отказываются от разговоров о
своей частной жизни, Валери соглашается говорить о своём разводе без жеманства, простыми словами: «Муж от меня ушёл. Это не было громом среди ясного неба. Просто он понял, что наш
брак далёк от совершенства, от того, который рисуешь в мечтах. Это и банально, и больно в то же время».

Сегодня она обожает всё, что делает. Проблемы анорексии, ожирения, имиджа женщин, диет, помощи семьям, где есть больные с синдромом Альцгеймера, грудного вскармливания, помощи больным СПИДом, талоны для оплаты питания в ресторане на фрукты и овощи. Она занимается различными социальными вопросами.

Несколько лет назад депутат партии «Союз за народное движение» из Марселя оказалась в центре внимания прессы, выдвинув проект закона против обмана потребителей путём ретуширования фотографии (в рекламе, моде, в прессе).

Накануне она ночевала в своём кабинете в Ассамблее (в её шкафу спрятана раскладушка для таких случаев), так как поздно вернулась с вечерней передачи Фредерика Таддеи.

«Она была очень красивой на передаче», – радуется её парламентский помощник. Она его одергивает: «Публичная жизнь – это не конкурс фотомоделей». А потом добавляет: «На канале Франс 2 в 13-часовых новостях я выглядела как бабушка».

Валери Буайе в центре внимания прессы с тех пор, как опубликовала проект закона, предусматривающего выявлять отретушированные фотографии (в рекламе, моде, в прессе). «Эти фотографии могут заставить людей поверить в то, чего на самом деле не существует», – пишет она, объясняя свои поступки. Она хотела бы положить конец «ошибочным и приукрашенным изображениям тела» и предусмотреть штраф в 37500 евро для тех, кто не будет указывать на «преображение внешнего облика».

У неё была уже такая идея во время предыдущей реформы, касающейся «сайтов, пропагандирующих анорексию и призыв к сильной худобе.

Как-то летом в Марселе, где она живёт, проезжая на машине с двумя своими дочерьми (16 и 17 лет), она видит на автобусе рекламу продукта от целлюлита. На фотографии идеальные
ноги. Она из дочерей говорит с улыбкой: «Мам, ты мне его купишь?», чтобы услышать в ответ: «Вы не сможете иметь такие ноги, они не настоящие, это фотошоп». Её дочери не совсем понимают, что им даются для подражания изображения не существующих людей, а приукрашенных.

Впрочем, фотографии самой Валери не нуждаются в фотошопе: в пятьдесят дет она выглядит ослепительно. Волнистые волосы, блузка с декольте, ресницы, удлинённые тушью «Двойной
объем». Валери Буайе не из тех, кто не следит за своим имиджем и за своим образом на фотографиях.

Фотографируясь для «Либерасьон», она держит руку на бедрах и бросает взгляд с высоты своего роста 1.79: как бы желая бросить вызов стереотипам глянцевых журналов.

Глядя на Валери Буайе, понимаешь, что она – удачная находка для правой партии, которая искала новые лица. В Марселе она была выдвинута командой Жан-Клода Годена на муниципальных
выборах в 2001 году и стала заместителем мэра города. «Это была очень симпатичная женщина, энтузиаст. Она представляла интересы обычных людей, и на неё все смотрели очень доброжелательно. Для нашего лагеря это было очень хорошо», вспоминает Рено Мюзелье.

В Национальной ассамблее, где она оказалась почти чудом после того, как победила на выборах в традиционно левом округе, она не остаётся незамеченной (там заседает всего 18,5 % женщин).

Она красивая, мужчины к этому не привыкли, некоторые немного сбиты с толку. «Но она не «свадебный генерал», у которого лишь представительские функции, она необычайно серьёзна и очень хорошо работает над своим кругом вопросов», – утверждают коллеги по партии «Союз за народное движение».

С недавнего времени среди вопросов, над которыми она усердно работает, – защита памяти армян, ставших невинными жертвами политики геноцида в Османской империи. «Если Конституционный совет отменит решения Национального собрания по этому закону, – мы всё начнём сначала!», – не унывает Валери, ставшая такой же героиней для армянского народа, как бесстрашная Жанна Д’Арк для французов. &

Шарлотта РОТМАН, Ирина ЛЮБИНА

ЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДАЖУРНАЛ ИЗДАЁТСЯ С 1995 ГОДА